Женщины в СС

Согласно замыслу Айке, благодаря длительному обучению и соответствующим приказам об опасности заключенных, его эсэсовцы должны были относиться к заключенным крайне враждебно, ненавидеть их, а всякие признаки сострадания к ним подавлялись […]

Согласно замыслу Айке, благодаря длительному обучению и соответствующим приказам об опасности заключенных, его эсэсовцы должны были относиться к заключенным крайне враждебно, ненавидеть их, а всякие признаки сострадания к ним подавлялись в зародыше. Своими усилиями в этом направлении, и прежде всего воздействием на ограниченные натуры, Айке воспитывал такую ненависть к заключенным, какую непосвященные просто не могут вообразить. Такое отношение насаждалось во всех КЛ среди служивших там рядовых эсэсовцев и их командиров, оно распространялось и воспроизводилось еще долгие годы после ухода Айке из Инспекции.

Характеризация лагерной охраны в записках Гесса.

Надзиратели концлагерей в большинстве своем старались соответствовать предписаниям Айке, строго следовать его советам по работе с заключенными. Некоторые из них проявляли заметно большее рвение в своей работе, за что впоследствии были особо «отмечены» на Нюрнбергском процессе. Среди подсудимых было немало женщин, которые в своей жестокости не уступали коллегам-мужчинам.

Непосредственно в ряды СС женщины вступить не могли-таковы были правила, но они могли поступить на службу во вспомогательные подразделения СС, где существовало два основных направления деятельности. Первую категорию (СС-хельферин) составляли работницы службы связи: наборщики, операторы связи, телефонистки и т.п.

Но женщины Третьего Рейха шли на службу не только в качестве медсестер, связисток и штабных помощниц, но и надзирательниц в концлагерях, и именно они составляли по сути вторую категорию вспомогательных подразделений СС (СС-кригсхельферин). Изначально, до 1940 года, данная должность предоставлялась немкам исключительно на добровольной основе, с возрастным ограничением от 17 до 30 лет. Желающие получить такую работу должны были быть физически здоровыми, не иметь взысканий административного и уголовного характера. После подачи необходимых документов (справка из службы занятости, фотография, полицейская выписка, медицинская справка) решался вопрос о профпригодности кандидатки на эту ответственную и денежную должность. По тем временам зарплата надзирательницы была очень высокой. Тем не менее, желающих было немного, и в связи с крайней нехваткой надзирателей, в 1940 году женщин насильно обязывали работать в концентрационных лагерях, что позже было утверждено «Распоряжением об извещении мужчин и женщин о задачах защиты Рейха»(1942).

Именно такая, откровенно говоря, неженская обязанность возлагалась на «хрупкие» женские плечи. Женщины-надзирательницы, подчас, не только не уступали в жестокости своим сослуживцам-мужчинам, но и нередко превосходили их. Некоторые из представительниц слабого пола вошли в историю как самые кровожадные и жестокие надзирательницы времен Второй мировой войны.

Ирма Грезе

Ирма Грезе

Ирма Грезе (1923-1945гг.), считается самой жестокой женщиной Тысячелетнего Рейха. Ей не было равных среди других надзирательниц в изощренных издевательствах и садизме, несмотря на свой юный возраст (19 лет).

Сначала Грезе, крестьянка по происхождению, пробовала себя в качестве помощницы медсестры в Хоэнлихен, санатории СС, но видимо, такая работа пришлась не по нраву резкому и жесткому характеру Ирмы. И в 1942 году она вступила во вспомогательные подразделения СС, хотя ее отец был категорически против. Ее направили в Равенсбрю?к- один из крупнейших концентрационных лагерей Германии. Этот лагерь был специализирован для заключения женщин-преступниц. Там же проходили подготовку надзирательницы с последующим распределением по остальным лагерям. Как правило, такая подготовка не отнимала много времени от «благородной» работы у персонала Равенсбрю?ка. Одним из обязательных условий обучения и последующей работы было недопущение доброжелательных взаимоотношений между надзирателями и заключенными. По-видимому, Ирма Грезе была прилежной и способной ученицей Равенсбрю?ка, так как спустя лишь год, в 1943, ее назначили старшей надзирательницей в Биркенау, одном из подразделений Аушвица.

По словам немногих очевидцев, кому удалось выйти живым из концентрационных лагерей, где им «выпала честь» находиться под неусыпным контролем дьяволицы Ирмы, ее жестокость не знала границ. Эта женщина избивала заключенных дубинкой, кнутом, натравливала на них предварительно изморенных голодом собак, лично выбирала людей для смерти в газовых камерах, отстреливала заключенных из своего пистолета забавы ради. Известно, что этот «Светловолосый дьявол», как ее иногда называли узники, однажды сделала себе абажур из кожи трех заключенных. Но это еще не все достоинства Грезе. Кроме всего, она была отъявленной садисткой: часами наслаждалась зрелищем ужасающих медицинских экспериментов врачей СС над заключенными. Наибольший экстаз она получала, наблюдая операции по удалению груди. Неслучайно, Ирма Грезе занимает «почетное» третье место в десятке самых жестоких женщин мира.

Грезе со своим сподвижником Йозефом Крамером

Грезе со своим сподвижником Йозефом Крамером

Садизм Грезе носил и сексуальный характер. Известно, что она нередко отбирала жертв из числа заключенных обоих полов для своих сексуальных надругательств, за что и прослыла нимфоманкой. Но не только заключенные становились объектами ее вожделений. Охранники частенько составляли ей в этом компанию. Комендант Йозеф Крамер, врач Йозеф Менгеле («Доктор Смерть») также подозреваются в сексуальной связи с Грезе, хотя фактических подтверждений этому нет.

Ирма Грезе была взята в плен английскими войсками 17 апреля 1945 года. На Бельзенском процессе она была признана виновной и приговорена к повешению. За несколько часов до казни Грезе вместе со своими подельницами распевала нацистские песни, раскаяние так и не посетило ее женское сердце. «Быстрее, кончай с этим» — последнее, что сказала она палачу.

Грезе на суде

Грезе на суде

Ильза Кох

Ильза Кох

Другим «исчадием ада» для заключенных стала Ильза Кох (1906-1967гг.), надзирательница концентрационного лагеря Бухенвальд, комендантом которого был ее супруг Карл Кох.

Будучи ребенком, Ильза отличалась жизнерадостностью и хорошо училась, но это не помешало ей впоследствии занять четвертое место в той десятке самых жестоких женщин мира, о которой уже упоминалось выше.

Отъявленный садист Карл Кох и его жена Ильза идеально дополняли друг друга. Наверно сложно было найти более сплоченную семейную пару. А объединяло их чувство удовлетворения от чужих страданий и боли. Но все же, по словам свидетелей-очевидцев, Ильза превзошла своего мужа в жестокости, она издевалась над заключенными с неиссякаемым энтузиазмом, как говорится, с огнем в глазах. Она выбирала жертв-узников, чья кожа была хоть как-то татуирована для своего «творчества». «Избранный материал» отправлялся в диспансер, где после введения смертоносной инъекции, направлялся прямиком Ильзе в руки. Она использовала участки кожи мужчин, украшенные различными татуировками, в своих поделках: абажуры, скатерти, переплеты для книг, перчатки и даже кружевное нижнее белье!

Заготовки для "поделок" Кох

Заготовки для "поделок" Кох

Известно также, что она охотно делилась своими секретами по «рукоделию» с коллегами — надзирательницами. Настоящая женская солидарность) Наибольшую ценность для дьяволицы-рукодельницы представляла кожа цыган и советских пленных с татуировками на спине и груди. Военнопленные уродовали свои кожу в тех местах, где были наколки, предпочитали умирать в газовых камерах, лишь бы не становится частью «творческих идей Суки Бухенвальда». Неудивительно, что заключенные прозвали ее сукой. Дьявол в женском обличии, она натравливала собак на изможденных, больных узников, беременных женщин.. Ее фантазия в области причинения страданий не имела границ, она все время придумывала все более изощренные способы убийств и истязаний. Карл Кох был менее изобретателен в этом плане, чем его женушка. Заключенные боялись «суку» Коха куда больше, чем его самого.

Подобные «развлечения» четы Кох не остались незамеченными властями. В 1941 году суд СС обвинил Ильзу и Карла Кох в «чрезмерной жестокости и моральном разложении», но наказания они так и не получили. Спустя 3 года, в 1944 году, их вновь привлекли к ответственности. И на этот раз одному из них не удалось уйти от наказания. По иронии судьбы, Карл Кох был расстрелян в том же месте, где от его руки гибли тысячи заключенных.

Деяния Ильзы Кох суд преступными не признал, освободив ее. Лишь в 1947 году «суке Бухенвальда» пришлось отвечать за свои действия. Следствие длилось 4 года, ее обвинили и приговорили к пожизненному заключению, она отрицала свою вину, называя себя «слугой режима». А свою причастность к «поделкам» отказывалась признавать. В 1951 году некий генерал Лусиус Клей, прокурор, мягко говоря, удивил своим заявлением весь мир. Он вновь выпустил дьяволицу на свободу, якобы не найдя достаточного количества доказательств в преступлениях. По-видимому, показания сотней свидетелей, твердивших в один голос об издевательствах и фанатичном садизме Ильзы, Клей не посчитал вескими и обоснованными…

Ильза Кох на суде 1951г.

Ильза Кох на суде 1951г.

В этом же году Кох была арестована уже немецкими властями, властями того государства, которому она так яростно служила все время. На этот раз Кох не пришлось рассчитывать на помилование, ее ждало пожизненное заключение. 1 сентября 1967 года надзиратели баварской тюрьмы, где содержалась Ильза Кох, обнаружили ее повешенной в собственной камере. «Сука Бухенвальда» не была намерена навсегда оказаться «по ту сторону» решетки, ведь она привыкла быть с другой ее стороны.

Герта Оберхойзер

Герта Оберхойзер

Герта Оберхойзер(1911-1978гг.), единственная женщина, которой были предъявлены обвинения на Нюрнбергском процессе над врачами. Сначала она работала в качестве лагерного врача в Равенсбрюке (1941-1943гг.), после чего была приведена в Хоенлихенскую больницу.

В Равенсбрю?ке ее научная деятельность достигла своего апогея. То ли потому, что ее коллеги-мужчины не обладали столь пытливым умом, нежели сама Оберхойзер, то ли не желая делить подопытный материал, Герта предпочитала большую часть экспериментов проводить собственноручно.

В лаборатории Равенсбрю?ка «воспроизводились» тяжелые ранения для выявления наилучших способов лечения солдат Германии, путем нанесения увечий заключенным. Изучались также развитие и лечение инфекций, развивающихся при ранениях. С этой целью, «подопытным кроликам Оберхойзер» вживлялись различные предметы: осколки, ржавые гвозди, стекло, щепки, грязь. Затем на них опробовали новые лекарственные препараты и наблюдались защитные реакции исследуемого организма. Неудивительно, что многие эксперименты заканчивались смертями подопытных, среди которых было немало детей, на которых определялись смертельные дозы транквилизаторов. Казалось бы, сложно представить женщину, осознано и хладнокровно умерщвляющую сотни невинных детей, но, как видно, некоторые представительницы прекрасного пола не особенно над этим задумываются. Герта не видела ничего преступного в том, что собственноручно резала женщин без анестезии, проводила эксперименты над беременными, которые, как правило, заканчивались мучениями и смертью последних.

Герта Оберхойзер (на Нюрнбергском процессе)

Герта Оберхойзер (на Нюрнбергском процессе)

На суде ее приговорили к 20 годам тюремного заключения, однако, уже в 1952 Герта Оберхойзер не только вышла на свободу, но и продолжила заниматься любимым и «общеполезным» делом, правда ее тягу к экспериментам над человеческим ресурсом пришлось усмирить. Лишь спустя шесть лет этот лекарь-убийца вынуждена была отказаться от своей работы — ее лишили лицензии.

Мария Мандель

Мария Мандель

Мария Мандель (1912-1948гг.), после работы в Лихтенбурге и Равенсбрюке, была назначена начальницей Биркенау. «Прославилась» эта женщина прежде всего своей любовью к классической музыке. По ее инициативе и под ее личном контролем в Биркенау был организован оркестр из числа заключенных. Музыка сопровождала почти любое деяние Мандель: когда она отбирала с нескрываемым удовольствием «пришедших в негодность» или попросту ненужных заключенных для газовых камер и медицинских экспериментов, и когда в лагерь прибыли новые заключенные. Однажды, она взяла двухгодовалого ребенка на свое попечение, всячески балуя и забавляя его. Правда через несколько дней он перестал забавлять ее, и она собственноручно отнесла ребенка в газовую камеру.

В 1945 году самую «одухотворенную» женщину Третьего Рейха арестовали. Она была признана виновной и казнена в 1947 году.

Элизабет Фолькенрат

Элизабет Фолькенрат

Элизабет Фолькенрат, надзирательница Равенсбрю?ка, Освенцима, Бельзена. Лично выбирала заключенных для газовых камер, с удовольствием наблюдала за казнями, избивала узников. На суде эта женщина, между прочим «сестра по оружию» и подруга Грезе, вины своей не признавала, но все же она была приговорена к повешению.

Это далеко не весь список нацистских преступниц, это лишь самые «отличившиеся».

P.S

реинкарнация?)

реинкарнация?)

Об авторе admin